Лейтмотив жизни фрязинки Эльвиры Ивановны Блиновой | Фрязино - последние новости

04 февраля 2021, 14:59

Лейтмотив жизни фрязинки Эльвиры Ивановны Блиновой

фото - Ксения Хромова. Фрязинское ИА

фото - Ксения Хромова. Фрязинское ИА

Про 83-летнюю Эльвиру Ивановну Блинову её коллеги по творческому цеху – хору «Напевы России» при фрязинском клубе «Ретро» говорят уважительно, по-доброму и непременно с… улыбкой. Улыбаются – оттого, что образ её переплетается незримыми нитями-волнами с чем-то очень близким, дорогим, искренним и порядочным - тем, что столь разительно отличает уходящее поколение военных лет от последующих и предыдущих…

– Она у нас не просто активная, а один из самых функциональных членов нашего клуба, - рассказывает про свою подопечную заведующая структурным подразделением «Ретро» ЦКиД «Факел» Надежда Журавлёва. – В любом мероприятии участвует, в любой роли. И они все такие – представители старшего поколения! Нужен костюм - шьют костюм! Нужно выступить – выступают!

Ах, война, война…

– Пела я всю жизнь, семья у нас певучая была, - вспоминает Эльвира Ивановна Блинова годы детства. – Но заниматься музыкой возможности не было. Я даже нотную грамоту так до сих пор и не освоила. Всё на слух. Папа у меня военный был, так мы с ним по гарнизонам почти всю страну изъездили: и в Карелии, и в Белоруссии, в Казахстане, на Курильских островах, в Абхазии… Когда война началась, мне было 4 года. Мы жили в Карелии, на заставе возле озера Куолаярви. Помню, папа забежал в дом и кричит маме: «Шура, собирайся! Через полчаса придёт машина, всё гражданское население вывозят! Война!» Мама побежала во двор. Там на верёвке бельё детское сохло. Она обрезала её с двух сторон, свернула и бросила в чемодан. Подъехала машина – грузовик с открытым кузовом. Мы туда узлы, чемоданы покидали, и с нами ещё три семьи было. А когда немного отъехали, полетели самолёты – бомбили гарнизон. И одна бомба попала в наш дом: я увидела, как на втором этаже в окне вспыхнули занавески в нашей комнате. И мама закричала…

И ещё один эпизод: часть войны мы с мамой и сестрой (она меня на два года младше) жили в эвакуации на Волге. Папа воевал. Было лето. Мы с сестрой что-то кушали за столом на улице, а мама стирала бельё в корыте. Дом стоял на пригорке, и к нему шла тропинка. Я увидела, как по тропинке идёт военный, а потом раздался папин голос «Шура!». Мама посмотрела на него и упала в обморок, прямо на корыто. Оказалось, что папа был ранен и проходил лечение в госпитале, который находился в этих краях. А когда начал вставать, ему дали отпуск на 4 дня, чтобы навестил семью. Вот он к нам и приехал!

Годы послевоенные

Отец был связистом, прошёл всю войну и имел много наград. После войны служил на Камчатке начальником связи округа. Там было очень плохо со снабжением. Отец заработал язву желудка, мама сильно простыла и долго болела. У меня не проходили чирьи на глазах, а сестра вообще потеряла наполовину зрение. И папа написал заявление на имя маршала Василевского – он был во главе армии. Почти сразу пришло распоряжение перевести нас в Сухуми. Там я окончила школу. А в текстильный институт поступила в Москве. Я его закончила и по распределению попала на фабрику «Луч» во Фрязино, точнее в Гребнево – там галстуки шили. А потом, когда завод полупроводниковых приборов построили, я туда перешла. Взяли при условии, что окончу институт по профилю. И я поступила в МИРЭА на электронное машиностроение.

Спустя несколько лет перешла на «Исток» в 104 отдел, где отработала почти 20 лет - сначала инженером-конструктором 1 категории, потом ведущим инженером.

Судьбоносная лужа

Когда трудилась на фабрике, познакомилась со своим мужем. Он работал на «Истоке» в фотолаборатории и всегда с фотоаппаратом ходил. В тот день я бежала после рабочего дня на электричку: мы с моей московской подругой договорились вечером в театр пойти. Накануне дождь шёл. Я пыталась через лужу пройти – она огромная разлилась прямо на всю дорогу! Я в нерешительности раздумывала, а молодой человек подошёл сзади, и вдруг - раз – на плечо к себе быстренько закинул и перенёс! И проводил до электрички. А когда я вернулась, он под окном у дома моего стоял. Пока я в Москве была, выяснил, где я живу. Год мы встречались, а потом поженились. У нас сначала дочка родилась, а потом сын.

Леночка, она же Элечка

По молодости я очень активную жизненную позицию занимала: работала, участвовала в самодеятельности, состояла в партии, агитатором была пламенным. Когда вышла на пенсию, почти сразу осознала, что находиться постоянно дома просто невыносимо! Я долго искала, куда пристроится. Время непростое было, предприятия закрывались, люди едва концы с концами сводили. И меня отец Сергий взял в храм гребневский, приобщил к делам, я там с детьми занималась – вела кружок шитья и рукоделия. Я батюшку бесконечно уважала и уважаю! Таких познаний человек, такой мудрости и такого высокого интеллекта! Так интересно было общаться с ним, что меня на 180 градусов развернуло. И крестилась я в те годы. Батюшка попросил по возможности называться Еленой, поскольку это имя мне при крещении дали. И в «Ретро» меня знают, как Елену Ивановну. А дома муж так Элечкой и называет…

Ещё одна семья

«Ретро» стало для меня отдушиной. Руководитель нашего хора Дмитрий Александрович Кукушкин - исключительный человек! До такой степени он талантливый музыкант и очень хороший сам по себе, работать с ним одно удовольствие! Мы все друг друга тут знаем и сопереживаем друг другу. Мы же не только поем, но и общаемся. И на посиделки собираемся, и на чаепития, и в сценках участвуем.

Раньше я чаще пела, сейчас – все реже. Ещё в хоре - могу, а одной очень не просто стало. Зажимаюсь. Мне кажется, я стала хуже петь и слова иногда забываю, сбиваюсь, а это, знаете, по самолюбию очень задевает. А в хоре - с удовольствием! Есть песни, которые до мурашек пробирают, сколько бы их ни пела! Особенно о неразделенной женской любви, о неверности мужской.

Со временем я пришла к выводу, что инженерия, техника – всё-таки не женское занятие. Надо было заниматься искусством, творчеством, иметь много детей. Я очень жалею, что у меня только двое детей…

И ещё непременно научилась бы играть на пианино, чтобы аккомпанировать себе, когда пою!