Яндекс.Погода

пятница, 13 декабря

пасмурно-1 °C

Онлайн трансляция

Реанимация: открытый взгляд

11 нояб. 2019 г., 16:01

Просмотры: 27


БУДУЩУЮ ПРОФЕССИЮ ВРАЧ ФРЯЗИНСКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ГОРОДСКОЙ БОЛЬНИЦЫ ВАЛЕНТИНА ПАНФИЛОВА ВЫБРАЛА ЕЩЁ В ДЕТСТВЕ, ВДОХНОВИВШИСЬ ПРИМЕРОМ МАМЫ, ТОЖЕ ДОКТОРА. УЖЕ 20 ЛЕТ ОНА НЕСЁТ ВАХТУ В ОТДЕЛЕНИИ РЕАНИМАЦИИ.

Ксения Хромова. Фрязинское ИА

– Что привлекательного для вас в специальности анестезиолога-реаниматолога?

– Огромный интерес к профессии. Нужно много знать, уметь и хотеть учиться. Все, кто работает у нас в отделении, имеют характер, амбиции, и они их реализовывают. Это особенность профессии. Скучных людей здесь не бывает. Когда встаёшь на этот путь, многого не знаешь, но постоянно учишься, работаешь над собой, преодолеваешь себя, страх, обстоятельства. Только так достигаются результаты.
Анестезиологу надо иметь человечность. Пациент должен быть уверен в неравнодушии, заботе и профессионализме тех, кто будет с ним во время операции, того, кто проведёт наркоз. Ведь многие первый раз с этим сталкиваются, боятся, как дети. В анестезиологию я пришла из травматологии. После школы поступила в мединститут в Саратове. Оттуда, проработав по специальности несколько лет в детской поликлинике, приехала сюда, в городскую больницу. Здесь заинтересовалась анестезиологией, начала путь с курсов повышения квалификации.


– В чём состоит функционал анестезиолога-реаниматолога?

– Это подготовка пациента и проведение общей анестезии или другого вида обезболивания в операционной. При необходимости – послеоперационное обезболивание и ведение больного в постоперационном периоде: исследования, манипуляции и иные процедуры – всё, что необходимо в процессе лечения. Травматологическая операционная – моя любимая, потому что я понимаю логику операций, ход событий и красоту оперативного пособия.

– Насколько вреден общий наркоз?

– Наркоз – инвазивная манипуляция для введения человека в состояние глубокого сна и обезболивания, пограничное состояние, по сути. Говорить о том, что это невмешательство и гарантированное «только хорошо» для организма, было бы неправильно. Но это необходимая часть лечебного процесса, помогающая пережить хирургические действия, страх, боль и в итоге – саму болезнь. Из двух чаш, на одной из которых – абсолютная необходимость преодолеть болезнь, а на другой – побочные эффекты, первая – более весомая. Предмет исследований в научных кругах на сегодняшний день – когнитивные нарушения, изменения человеческой памяти. Это происходит чаще у возрастных пациентов, чьё здоровье скомпрометировано уже имеющимся неврологическим дефицитом, проблемами сердечно-сосудистой системы,у людей, злоупотребляющих алкоголем. Зачастую эти нарушения корригируются современными препаратами. Фармакология в разделе анестезиологии за последние годы достигла колоссальных результатов. То, что было актуально несколько лет назад, сегодня уже «каменный век».

– Если человека привозят без сознания, например после ДТП, и ему нужна срочная операция, наркоз, как вы определяете нужный препарат и его дозу?


– Это называется клинической картиной. Есть ряд показателей для ориентирования, экстренные исследования и лабораторные тесты. Подчеркну, мы всех наших пациентов снимаем со стола живыми. У нас в операционной не было ни одного летального случая в последние годы.


– Когда шансы выжить ничтожно малы и вы, врачи, это понимаете, а пациент выкарабкался, встал на ноги. Это чья заслуга: больного или медиков?


– Внутренний потенциал человека, его желание жить – это, пожалуй, самое важное для выздоровления. Когда врачи выхаживают сложного пациента, и больной выписывается из реанимации с благоприятным прогнозом, это тоже большое чудо и удача. Есть свежий случай: поступившая в отделение реанимации девушка с декомпенсацией сахарного диабета в тяжелейшем коматозном состоянии, после двухнедельного лечения в отделении, ответила на него: её удалось вывести из комы, стабилизировать, и она продолжила лечение в отделении терапии. Для врачей это основание никогда не опускать руки.

– У вас мечта есть?

– Раньше я бы сказала, что мечтаю о том, чтобы люди болели меньше. А теперь понимаю, что хочу, чтобы мои близкие и коллеги по работе давали мне возможность удерживать состояние внутреннего баланса, когда мне нравится моя работа и она не вступает в противоречие с моей личной жизнью.

Ольга Владимировна Лабецкая