Фрязино. Новости

Яндекс.Погода

суббота, 25 ноября

пасмурно-8 °C

Онлайн трансляция

Счастливы вместе

03 нояб. 2017 г., 11:17

Просмотры: 260


Несколько лет назад Россия взяла курс на ликвидацию детских домов. Вплоть до этого времени она оставалась едва ли не единственной страной в мире, где спустя семь десятилетий после войны госучреждения такого рода являлись востребованными. Теперь, согласно Указу президента, все сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, должны обрести семью.

О том, как решается вопрос о семейном устройстве для таких детишек в нашем городе, рассказывает начальник Управления опеки и попечительства по Щёлковскому муниципальному району, городским округам Фрязино и Лосино-Петровский Марина Лазаренкова.

– Как часто обнаруживаются беспризорные дети?

– В среднем у нас по Щёлковскому району, Фрязино и Лосино-Петровскому за год выявляется 70-80 детей. У каждого из них своя история и своя драма: есть сироты, есть подкидыши, есть ребята из неблагополучных семей, есть отказники с серьёзными проблемами в здоровье. Пока мы подбираем для них семью и собираем документы, детки находятся в социально-реабилитационном центре в г. Лосино-Петровский. Муниципальный детский дом на 56 мест, который проработал в Щелковском районе 15 лет, был не так давно ликвидирован. Если ещё лет 10 назад в Московской области было около 80 детских домов, то сейчас их количество сократилось почти в 10 раз!

По фрязинскому Дому ребёнка только в этом году мы подобрали приёмную семью для 12 малышей, в прошлом году – для восьми, при том, что детки там непростые, с серьёзными проблемами по здоровью.

Радует гражданская позиция наших граждан: как никогда выросло число желающих принять детей в семью (не из числа родственников). Причём у большинства из них свои дети есть, у некоторых пар они уже выросли, а люди приходят и говорят: «Хотим взять ребёночка, хотим помочь, есть ресурсы…»

– Вместе с тем есть те, кто к органам опеки относится, мягко говоря, настороженно…

– Сейчас в представлении некоторых граждан суть нашей работы, действительно, сильно искажена. Доходит до того, что сотрудниками опеки пугают. К примеру, умерла одинокая женщина, мать двух несовершеннолетних детей, а «сочувствующие» взрослые сеют среди них панику: вот, придут из опеки и вас заберут в детдом. А у нас между тем существуют показатели эффективности нашей работы, и если мы не подобрали ребёнку семью, считается, что работаем мы плохо…

– Какая очередь больше: тех, кто ищет семью, или тех, кто готов её предоставить?

– Наше управление ведёт свою базу данных – детскую и потенциальных кандидатов в приёмные родители – тех, кто уже собрал все документы, прошёл медобследование, окончил курсы. Так вот в учреждениях, расположенных на нашей территории (Фрязинский специализированный дом ребенка, Алмазовская школа-интернат «Доверие», СРЦ «Остров добра» г.о. Лосино-Петровский), сегодня проживают 36 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а граждан, желающих взять в семью ребёнка, более 100.

– Получается, что те дети, которые «есть в наличии» местных потенциальных родителей чем-то не устраивают?

 – Не совсем так. Понятно, что у каждого из них разные предпочтения: одни хотели бы воспитывать подростка, другие – 7-летнего, третьи – взять ребёнка грудного возраста, и даже беременность для этого имитируют. Но на самом деле мы подбираем не ребёнка взрослому, а ему – родителей. Сотрудники наши уже на уровне каких-то внутренних ощущений, интуиции понимают, кто кому мог бы подойти.

Кроме районного банка данных существуют региональный и федеральный, так что при желании всегда можно воспользоваться их картотеками. Большую помощь нам оказывают и благотворительные фонды. К примеру, не нашла щёлковская семейная пара у нас в районе двух девочек-сестрёнок дошкольного возраста, которых она хотела взять на воспитание, и увидела  их где-нибудь во Владивостоке. А им не на что туда лететь – билеты-то дорогие! И благотворительный фонд оплачивает им перелёт и проживание в гостинице.

– А что с иностранцами? Есть ли среди них желающие взять на себя родительское бремя?

– На моей памяти (а я работаю в органах опеки с 2000 года) было всего три международных усыновления: одно в Лосино-Петровском и два в Щелково. Со времени выхода закона Димы Яковлева их нет совсем. Сначала закон касался только американских граждан, потом постепенно распространился и на страны Европы.

– Какая из форм устройства ребёнка в семью самая популярная?

– Думаю, что опека. Когда ребёнок остаётся сиротой, или родители не могут по какой-то причине его воспитывать (сидят в тюрьме, страдают алкогольной или наркозависимостью, бомжуют) как правило, всегда находятся родственники, друзья, соседи, кто готов взять ребёночка под опеку.

Если таковых не нашлось (бывает, что есть пять родственников и все пятеро – пьющие), то такие ребята попадают к нам в базу данных, и мы ищем им уже приёмную семью.

В нашей стране государство выплачивает приёмным родителям заработную плату – маме и папе. В своё время – лет десять назад – было подсчитано, что годовое содержание ребёнка в детдоме обходится государству более чем в миллион рублей. В результате было принято решение о денежных выплатах приёмным родителям. Сейчас это сумма составляет 9 200 рублей на каждого. Несколько лет назад Областная дума приняла закон, что на ребёнка с 3, 4, 5-й группой здоровья, а также с инвалидностью, эта выплата составляет уже 25 000 рублей. При этом ребёнку тоже ежемесячно начисляется пособие так, как если бы он был взят под опеку. Сейчас это сумма варьируется от 12 до 17 тысяч рублей.

В итоге значительно увеличилось число детей, передаваемых в семьи.

И ещё одна форма семейного устройства – усыновление. Здесь приёмный ребёнок получает все права кровного. Он вписывается в паспорт. Ему меняют  имя, фамилию, отчество, дату и место рождения. Распоряжением Губернатора Московской области Андрея Воробьёва таким детям вплоть до 18-летия теперь оказывается ежемесячная материальная поддержка в размере 10 000 рублей.

– А что происходит в плане выплат после совершеннолетия?

– С 18-ти-летием выплаты на ребёнка прекращаются, но государство гарантирует ему бесплатное получение двух профессиональных образований (начального и среднего) или одного высшего. В этом случае ребёнок получает бесплатное питание, проживание в общежитии, имеет бесплатный проезд к месту учёбы, а также так называемый мягкий инвентарь – одежду и обувь. По окончании учебного заведения все они получают подъёмные – более 100 000 рублей. По достижении этого возраста ребёнок возвращается по закреплённому жилью или по закону получает новую квартиру.

– И соответственно прощается со своей приёмной семьёй?

– Нет, не прощается! Общение с приёмной семьёй как правило продолжается! Кроме того сейчас существует ещё такая форма как постинтернатный патронат, которая позволяет каждому ребёнку до 23-летия назначить патронатного воспитателя, который не обязан с ним вместе проживать, но который его контролирует, помогает. Это тоже платная форма, но выплата небольшая - всего 5 тысяч. 

– Кому ораны опеки откажут в желании взять ребёнка в семью? Может ли приёмным родителем одинокая женщина или мужчина?

– Прежде, чем принять ребёнка в семью граждане должны получить медицинское заключение, собрать необходимые документы, окончить школу приёмных родителей (их у нас в районе три). Одинокий человек, конечно, тоже может взять на воспитание ребёнка, оставшегося без родительского попечения.  Для этого требуется справка с места работы и наличие нормальных жилищных условий, документ об отсутствии судимости, медсправка, заключение психиатра и нарколога, чтоб не было психических отклонений, туберкулёза. Но! Исходя из практики, одинокому мужчине, если он не является родственником, будет намного сложнее, чем женщине!

– Сколько на сегодняшний день детей проживают в приёмных семьях?

– У нас в Щёлковском районе, Фрязино и Лосино-Петровском таковых более 800. По закону одна семья может взять до 8 приёмных детей. Но большинство ограничивается одним. Кстати, у вас во Фрязине есть семейная пара, которая воспитывает четверых приёмных детей! И все – даунята! У мамы специальное образование по работе с детьми с синдромом Дауна. В этой семье есть и родные дети – аж пятеро, но они уже взрослые.

 В Инстаграме есть страничка нашего управления. Она называется Marinalazarenkova (в одно слово). Там огромное количество фотографий, которые нам присылают наши родители. Это те, кто не скрывают, что взяли чужого ребёночка. А тех, кто против такой популяризации, мы, естественно, не показываем. Многие – внешне просто копии друг друга! Не перестаю удивляться, как они подбираются! На мой взгляд, и дети, и взрослые выглядят очень счастливыми!

Ольга Щербакова