Подпишись!

Фрязино. Новости

Яндекс.Погода

вторник, 17 сентября

небольшой дождь+11 °C

Онлайн трансляция

В самолете, совершившем аварийную посадку на кукурузное поле, находился фрязинец Алишер Юлдашев

16 авг. 2019 г., 22:09

Просмотры: 833


Первым человеком, которому он позвонил после того, как снова оказался на земле, была мама. «Наш самолёт упал. Но я жив. Мы все живы»…

5-tv.ru

     Весть о том, что аэробус А321 Уральских авиалиний, вылетевший утром четверга из подмосковного аэропорта Жуковский спустя несколько минут упал в подмосковное кукурузное поле, в одночасье стала главной новостью дня. Самое невероятное было то, что потерпев на взлёте аварию, самолёт не разбился и не сгорел, и все находившиеся на борту 234 человека остались живы. С полными баками горючего и двумя вышедшими из строя двигателями командир экипажа Дамир Юсупов со вторым пилотом Георгием Мурзиным благополучно посадили самолёт буквально на пузо, а рейс U6178 Москва-Симферополь вошёл в историю российской авиации, как редчайший случай авиакатастроф со счастливым финалом. 

фото : news.yandex.ua

 

     Один из 227 пассажиров, летевших из Москвы в Симферополь этим рейсом, был фрязинец Алишер Юлдашев. Выпускник школы №3 2016 года, спортсмен, сегодня он преподаёт кикбоксинг. 

 


– На борту я находился вместе с моей девушкой: мы летели к морю. Настроение было соответствующее – приподнято-отпускное. Спустя несколько минут самолёт начало трясти. Никто не знал, что это. Чаек я увидел уже потом, на видео, которое кто-то из пассажиров выложил в интернет. А тогда просто замигали лампочки. Потом замолкли двигатели. И мы стали падать. В полной тишине. Никто не кричал, не плакал. Даже дети. Мне кажется, все понимали, что происходит, и молча готовились к неизбежному. Я не помню, чтобы кто-то в те несколько минут что-то говорил или объяснял. Никаких инструкций. Никаких комментариев. Все ждали удара, столкновения с землёй. У одной из бортпроводниц это был первый полёт, и она, закрыв глаза, как и мы, тоже прощалась с жизнью, может, молилась... Когда после толчка, когда стало понятно, что мы всё-таки приземлились и все живы, когда открылись двери, вот здесь началась паника. Видимо при таких обстоятельствах люди ведут себя всегда одинаково: каждый старается выбраться из салона, опередив других. Бортпроводники вели себя очень достойно, помогали всем. Уже на земле народ стал постепенно приходить в себя, проявлять участие, помогать друг другу. Я сам ещё долго не мог осознать то, что живой. После того, как мы все выбрались, вышел пилот и пояснил, как дойти до аэродрома через поле. И мы пошли. Из аэропорта меня забрали родители на машине. Вещи, нам сказали, вернут на следующий день, за ними нужно будет приехать. Отпуск я свой отменять не собираюсь, но в Крым поеду уже на машине. Самолёты – нет, больше я не летаю. То, что мы пережили – это очень страшно.

      Уже на следующий день, 16 августа, Владимир Путин присвоил лётчикам «Уральских авиалиний» Дамиру Юсупову и Георгию Мурзину звания Героев России. Другие пятеро членов экипажа представлены к ордену Мужества. Пассажиры получат компенсацию в 100 тысяч рублей.

 

фото : news.yandex.ua

 

КОММЕНТАРИЙ:

Александр Коновалов, главный специалист отдела гражданской обороны и защиты населения МКУ «ЕДС г. Фрязино», в прошлом бортинженер в составе личного  экипажа министра обороны Дмитрия Язова (1987—1991): 


–  То, что многие называют чудом – исключительно профессионализм командира экипажа и второго пилота и, конечно, везение. Выпускать шасси в данном случае было бы ошибкой. Дело в том, что взлётный и посадочный вес самолёта должен быть разным. В зависимости от протяжённости полёта разница эта может доходить до 20-25 тонн. Пока машина не израсходует керосин в баках, она не должен садиться. Шасси не рассчитаны на это. Поэтому в Шереметьево на взлётной полосе в мае этого года трагедия и произошла: пилот садился с превышением посадочного веса, и шасси не выдержали, самолёт несколько раз ударился о землю. Словив двух чаек в оба двигателя, пилоты А 321 отдавали себе отчёт в том, что делают. Есть руководство по производству полёта, так называемое РПП, и они ему следовали. Современные самолёты держат скорость в воздухе за счёт большой тяги двигателей и геометрии крыла. Не будет скорости – не будет подъёмной силы. В результате набранной скорости, когда двигатели отключаются, машина планирует на землю, а не падает камнем. Если самолёт на высоте в один километр, то лететь таким образом может километров 15. Это на земле расстояние это кажется довольно большим, а в воздухе это очень немного. Самое главное было принять решение и выбрать площадку. В момент пикирования нос самолёта опускается, и пилот может видеть в окошко землю, куда он приземляется. Ребята действовали по инструкции, но очень профессионально.

Ольга Владимировна Лабецкая

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц