Фрязино. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

вторник, 24 мая

пасмурно+8 °C

Фрязинка Ирина Скуратова: хозяйка детского дома

21 янв. 2022 г., 15:43

Просмотры: 214


Личный архив Ирины Скуратовой

Более 20 лет Ирина Скуратова являлась головой, руками и сердцем фрязинского Дома ребёнка. Благодаря ей он обрёл просторное помещение, а брошенные родителями дети-инвалиды призрение, некоторые новую, любящую семью.

Не родись артисткой

Родилась Ирина в Удмуртии, в городе Глазове, была единственным ребёнком в семье. В детстве и юности её звали Ирка-артистка. С трёх лет она пела и танцевала, когда подросла, грезила о театральном вузе, но мама хотела, чтобы дочка стала врачом.

– Глазов до войны являлся глубокой провинцией. Самыми уважаемыми людьми были врачи и учителя. Артисты же, считалось, ведут распутный образ жизни. И мама, зная о моём стремлении стать актрисой, говорила: «Ты что, позорить меня будешь?!» Мама родилась при царе и всю жизнь была неграмотной, но при этом оставалась благороднейшим человеком. А как она сказки рассказывала… Как пела! Работала на кирпичном заводе. Однажды ей сказали, что будут награждать. Она подумала, что дадут книгу, и не пошла. Оказалось, что лучшим работницам давали отрезы на платье – в то время шикарный подарок. И мама потом жалела, что не пошла.

А отец мой катал лучшие во всём районе валенки. В 41-м мы проводили его на фронт. И больше не увидели. Пришла похоронка. Когда я уже жила во Фрязине, разыскала место под Смоленском, где он был похоронен. Добилась, чтобы имя отца было внесено на мемориальную доску на воинском кладбище в Ельне.

Две комнаты и кухня

– Замуж вышла за военного. Саша был влюблён в меня ещё со школы. Просил моей руки, но мама дала разрешение только тогда, когда я уже оканчивала мединститут, – боялась, чтобы не осталась без образования.

После института улетела к мужу в Венгрию – он там служил в авиации. А потом на Украине в Могилёв-Подольске работала заместителем главного врача по детству. В 1965-м мы перебрались в Щёлково. У нас к этому времени уже родился сын. Главврач щёлковской больницы, куда я пришла трудоустраиваться, увидев мою трудовую книжку, сразу назначил меня главным врачом Дома ребёнка во Фрязине. Творилось там в то время что-то жуткое: пустые кладовки; дети – 35 человек, и все — глубокие инвалиды – лежат в коростах, прикрытые кое-как, белья постельного нет; всего две комнаты; кухня – на угле, повара – в саже; питание – на 63 копейки в сутки. Я к председателю горсовета. Говорю: «Не могу там работать! Там же беда! Помогать будете мне?» Он пообещал.

С миру – по нитке

Первым делом новая директор поехала в Щёлково на витаминный завод. Договорилась, что он будут давать в бутылках сироп шиповника. С молочной кухней – о поставке кефира. Потом узнала про фирму «Луч», где галстуки шили, и поехала в Гребнево. Они дали материю, которую из-за брака нельзя было в производство пускать. Следующим стал фряновский камвольный комбинат, который предоставил отходы шерсти, не пригодной для заправки в станки. На «Истоке» в те годы работали две Клавдии – очень активные пенсионерки, Ирина о них знала и обратилась к ним. Женщины с радостью собрали всех пенсионеров, пришли, забрали шерсть, материал и навязали варежки, шарфики, шапочки, из ткани нашили простыней, наволочек, пододеяльников. Из галстучной ткани медперсонал смастерил игрушки для детского уголка. В Министерстве здравоохранения добилась, чтобы увеличили деньги на питание. А военные из воинской части, что располагалась за озером, по просьбе Ирины пристроили спальню, веранду, кладовку, перевели на газ кухню, заасфальтировали двор. И всё это было сделано за два месяца!

Стройке – быть

– Когда я приняла Дом ребёнка, то сразу создала попечительский совет. Состоял он из заместителей директоров местных предприятий. Они помогали всемерно, но нам очень было нужно новое здание, – вспоминает Ирина Семёновна. – И я начала эту идею продвигать. Меня поддержали Москва и Матвей Владимирович Гольц. Это был великий человек. Как же его все любили. Вспоминаем его добрым словом по сей день. Когда строительство разрешили, за дело взялся ФИРЭ. И в 67-м новый Дом ребёнка по адресу ул. Нахимова, 31 построили.

Кто в теремочке живёт

– Это сейчас в Доме ребёнка работают сто с лишним сотрудников. Когда я начинала, на 35 детей было всего две медсестры ночью и две – днём. Дети – сложнейшие, с глубоким поражением центральной нервной системы – отказники из роддомов. И каждого надо накормить, напоить, одеть, причесать, помыть, на прогулку вывести. Сотрудницы у меня были замечательные. Ответственные, отзывчивые. Делали невозможное!

В семьи наших детей тоже забирали. Но немногих и нечасто. Исходы таких усыновлений были разные: и счастливые, и трагические. Была у нас девочка, её Жанна звали, красивая очень. У неё дед – профессор, а мать – сильно пьющая. Одной женщине Жанна понравилась, и она, хоть и была без мужа, добилась разрешения её забрать. Через какое-то время поступила информация, что женщина девочку бьёт, ставит голую на подоконник у раскрытого окна, чтобы та закалялась. Я поехала к ней в Мытищи. Смотрю, у ребёнка синяк на щеке. Говорю, что заберу девочку через суд. Она в слёзы: не буду так больше, обещаю. Я ей поверила. А потом узнала, что Жанна, когда выросла, убила свою приёмную мать – так её ненавидела за издевательства.

Дорогие, любимые, верные

В должности директора фрязинского Дома ребёнка Ирина Скуратова проработала 22 года. В 87-м прямо с рабочего места её увезли на скорой с инсультом. Выкарабкаться удалось, но последствия оказались тяжёлыми. Руководить учреждением стала Тамара Канаева, помощница и правая рука Ирины Семёновны, возглавлявшая Дом ребёнка на протяжении последующих 27 лет.

Последние три года Ирина Семёновна из дома практически не выходит. Похоронила мужа и сына. Соцработница, подруги, бывшие коллеги и добрые люди, среди которых и и.о. главного врача фрязинского специализированного Дома ребёнка Наталья Кривова, навещают, помогают, поздравляют с праздниками и датами. Перед Новым годом шампанское и целый ящик с продуктами принесли местные депутаты-единороссы. Держаться этой сильной и по-прежнему красивой женщине помогают книги и советские фильмы, где играют любимые артисты – кумиры её молодости. Под боком, согревая теплом и присутствием, мурчит рыжий кот.

Обсудить тему

Введите символы с картинки*